23 апреля 2018 ГТРК «Кузбасс» 1630

Алексей Харитонов: «Надо воспользоваться уникальным шансом для развития сельского хозяйства»

Алексей Харитонов: «Надо воспользоваться уникальным шансом для развития сельского хозяйства»

Обозначены первые контуры кадровой политики руководителя области Сергея Цивилева. Как и анонсировалось, свою команду глава региона начал формировать из числа успешных областных руководителей и специалистов. В конце минувшей недели стало известно о предстоящем назначении главы Ленинск-Кузнецкого района Алексея Харитонова на должность заместителя губернатора Кемеровской области по агропромышленному комплексу. О проблемах и перспективах развития сельского хозяйства в регионе Алексей Харитонов рассказал в последний день своей работы главой района.

 – Кемеровская область известна как промышленный край. Насколько актуально для региона сельское хозяйство?

– У нас высокий потенциал для развития сельского хозяйства, но он реализуется далеко не в полной мере. Не все знают, что у нас – лучшие почвы во всей Западной Сибири. У нас чернозёмы, которые по своему качеству сравнимы с украинскими.

– Насколько региональное сельское хозяйство обеспечивает потребности кузбассовцев, и какая часть продовольствия завозится?

– У нас значительный переизбыток производства зерна. Ежегодно мы получаем более миллиона тонн, в лучшие годы – миллион 700 тысяч. А на производство хлеба требуется 200-250 тысяч тонн. Всё остальное надо как-то продать. В советские времена, когда было много скота, зерно шло ему на корм. Однако поголовье крупного рогатого скота (КРС) год от года сокращается, и фуражное зерно остаётся невостребованным.

В прошлом году по стране в целом было перепроизводство зерна, рекордный урожай. А Китай на протяжении нескольких лет запрещал ввоз нашего зерна, в этом году только дал разрешение нескольким сибирским регионам. Этим надо воспользоваться по максимуму, и задачей власти я вижу всестороннюю поддержку наших хлеборобов во внешней торговле. Но считаю важным отметить: надо поставлять в Китай не само зерно, а продукты его переработки, например, муку. Для этого требуются инвестиции в развитие переработки.

– В СМИ появилась информация, что исполняющий обязанности губернатора Сергей Цивилёв ставит перед разработчиками Стратегии развития Кемеровской области задачу увеличить сельскохозяйственное производство в регионе за два года на 70 процентов! Это реально? И к чему такая спешка?

– Это очень амбициозные планы, но они реальны. А высокий темп нужен потому, что пока действуют западные санкции и наше ответное продовольственное эмбарго, надо успеть использовать это окно возможностей для развития сельского хозяйства. Многие регионы уже воспользовались им, мы же в последние годы здесь заметно отстали.

– А в животноводстве вы видите резервы?

– По молоку и мясу в регионе нет перепроизводства, так что только наращивай объёмы поставок – наш внутренний рынок всё проглотит. Обеспеченность области своим молоком и мясом сейчас – в пределах 60 процентов. Но животноводство можно развивать лишь при прямой государственной финансовой поддержке.

– Сейчас её уровень недостаточен?

– Критически недостаточен! Федеральное правительство в последние годы повернулось лицом к отечественным сельхозпроизводителям. Во многих регионах также действуют мощные программы государственной поддержки животноводства. Возьмём наших соседей – Томскую, Тюменскую области, там серьёзно дотируется производство каждого литра молока и килограмма мяса.

У нас в Кузбассе региональная поддержка сельхозпроизводства все последние годы была крайне незначительна (для сравнения: в Якутии 20 миллиардов в год, у нас – один), соответственно, и роста не наблюдается, более того, каждый год объёмы сельскохозяйственного производства у нас снижаются. Нам придётся навёрстывать упущенное за последние годы, поэтому и ставится задача – 70 процентов за два года. У нас нет другого выхода, мы должны сделать это.

– Какие вы видите ещё точки роста?

– Производство яйца. Мы производим его больше, чем потребляет область. Значит, задача власти, как и в случае с зерном, помочь производителям в поиске рынков сбыта. Впрочем, спрос на яйцо растёт, поэтому рынок далёк от переизбытка.

– А что с животноводством? Всё глухо?

– Мясо КРС – действительно глухо убыточно. Молоко могло бы перекрывать убытки по мясу, если бы на него были справедливые закупочные цены. Это, к сожалению, не так. В конечной стоимости молока в магазине доля сельхозпроизводителей в лучшем случае – одна треть. Остальное – переработка и торговля. Правильно было бы – 50 на 50. Буду разбираться с этим.

– У переработчиков нет монопольного положения?

– Формально – нет, но я не исключаю наличия картельного сговора. Не может быть такого, чтобы случайно одновременно снижались закупочные цены везде, и не только в Кемеровской области, но и в ближайших регионах.

– Антимонопольная служба, как всегда, бездействует?

– Для обращения в антимонопольную службу необходимы документы, доказательства сговора. То есть дать им всё готовое. Но как простой сельский труженик может собрать доказательства, если это требует оперативной разработки, если все директора заводов общаются один на один? Они не собирают собрания, не ведут протоколы. Вот только они действуют по цене одновременно.

– А в целом сфера переработки молока у нас в области конкурентная?

– Совершенно не конкурентная. Переработчики поделили рынки. Крупных перерабатывающих предприятий очень мало – пальцев одной руки хватит. Для достижения картельного сговора им достаточно просто созвониться…

– Есть ли ниша для создания новых предприятий молокопереработки и повышения уровня конкуренции в этой отрасли?

– Ниша есть: только 50 процентов нашего молока перерабатывается нашими предприятиями, остальное идёт на переработку в другие регионы. Правильный путь – создание кластеров, объединяющих производителей молока на определённой территории и переработчиков.

И давайте смотреть, какими законными средствами можем выправить их экономику. Давайте на этапе развития на региональном уровне снизим налоги на землю, имущество, прибыль (областную долю).

Выпадающие доходы будут компенсированы созданием рабочих мест, ростом производства, повышением зарплат, налог с которых пойдёт в муниципальные и региональный бюджеты. Всё вернётся сторицей. Что важно, создание кластера усилит позиции производителей и переработчиков молока в переговорах с сетями.

– А что всё-таки с мясом?

– На самом деле убыточно только мясо крупного рогатого скота. Производство свинины прибыльно, птицы – тоже. Потому что свинина и птица – быстрое мясо. Все перешли на быстрое мясо. Колбасу лепят из так называемой «блочки» – мяса глубокой заморозки из дальних стран, где благодаря климатическим условиям себестоимость мяса ниже.

– Можем мы предложить программу развития мясного животноводства именно в сегменте КРС?

– Попытки делаются, но не особо успешно. Свинина – да, птица – да. А на КРС не идут: экономически нецелесообразно. Мясо КРС будет расти только в том случае, если государство станет дотировать.

Немного оптимизма: хороший результат даст та же кооперация производителей молока и мяса КРС. Есть хозяйства, занимающиеся молоком. Родилась тёлочка – оставляют себе. Родился бычок – отдали на откорм другому хозяйству. Это позволит снизить издержки производителя мяса.

– Планируете ли вы делать ставку на развитие личных подсобных хозяйств?

– Непременно! Здесь не только серьёзный резерв роста сельхозпроизводства, особенно по молоку, мясу и овощам, но и важная социальная составляющая. Есть немало сельских жителей, для которых ЛПХ является главным источником существования. Держат пять-шесть коров, сдают молоко и за счёт этого живут. Для поддержки ЛПХ будем развивать систему кооперации. Надо распространить опыт Промышленновского и Ленинск-Кузнецкого районов на другие территории, в том числе путём грантовой поддержки.

– Подведём итоги: рост агропрома на 70 процентов за два года – вы готовы нести ответственность за этот результат?

– Безусловно. Но далеко не всё зависит от аграриев. Это задача для всего финансово-экономического блока областной администрации. Такой рост можно обеспечить лишь при условии высокой (на порядок выше, чем сейчас) бюджетной поддержки села и создания сверхблагоприятного инвестиционного климата, чего не было в Кемеровской области долгие годы.

Наша справка

Алексей Викторович Харитонов, 42 года. Уроженец села Подгорного Ленинск-Кузнецкого района. Вся жизнь связана с родным краем. Кандидат экономических наук. Работал на сельскохозяйственном предприятии «Заречье», в департаменте сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности администрации Кемеровской области и (до сегодняшнего дня) главой Ленинск-Кузнецкого района, одного из двух главных аграрных центров региона.

 

Сергей Иванов, газета «Кузбасс»

 

Последние новости