Радио «Маяк в Кузбассе»
«Радио России-Кузбасс»
Радио «Вести FM»
RSS новостей
6 Декабря 2016 Кемерово

«Золотые места Кузбасса». Где золото моют в горах?

5 Июл. 2012, 15:38
4908 просмотров

Наша телерадиокомпания продолжает съемки проекта «Золотые места Кузбасса», посвященного 70-летию области. В первом фильме мы расскажем о самом южном районе региона — Таштагольском. И, конечно, творческая группа не могла не побывать там, где моют золото.

Когда-то Горная Шория была, если не Клондайк, то все равно  популярное место для золотоискателей. Драгметалл мыли чуть ли не в каждой речке,  ручейки проходили по несколько раз. Сейчас запасы поистощились, но драги работают. 

Николай Адоньев, главный инженер прииска: «Это затратное дело. Хотя золото на сегодняшний день в цене (порядка 1.600-1.500 за грамм). Но себестоимость добычи золота тоже в этих пределах».

Команда работает на драге с апреля по ноябрь (все зависит от погоды)  вахтовым методом:  неделя — труд по 12 часов в день, неделя — отдых. Собственно золото каждый день видит только «доводчик» (еще эта ответственная профессия называется «съемщик»). Нам тоже золото не показали, хранят строгую секретность.  

Евгений Ермаков, драгёр:  «Ничего особенного я не увидел, металл да метал, просто желтого цвета. Никакого интереса у меня нет у этому». 

Драгер управляет всем агрегатом, техника громоздкая, но мобильная. Николай Михайлович популярно объясняет принцип. 

Николай Адоньев, главный инженер прииска:  «Коробок — это драга. Сзади 2 сваи, на одной стоит, вторую приподнимают, чтобы продвинуть драгу вперед.   Получается шаг от 1,5 до 2,5 метров».

Лебедки крепят на так называемые «мертвяки», в этом случае  один из мертвяков — старый трактор, который не забрали владельцы. Вообще, говорят, раньше, когда местный народ еще не сдавал металлом, по тайге и горам было много железяк раскидано. Сейчас золотодобытчиков обязывают убирать за собой. 

Николай Адоньев, главный инженер прииска:  «Ландшафт, который вы видите впереди  — это драга,  прошла лет 15-20 назад. Там произведены опеределенные рекультивационные работы, под самозарастание места были, были посадки кедрача». 

День за днем перед глазами драгера — отвалы 20-летней давности, гора Мустаг  и мутная вода речки Туенза, которую приисковики шутя называют Темзой. Никто из рабочих на настоящей Темзе никогда не был, по телевизору видели, как и золотые слитки, которые выплавляют из добытого ими золотого песка (150-300 граммов в день).


Н.Лахреева, И.Лебедев, Таштагольский район

Тэги: